Профессор Юрий Жданов объяснил сомнения Запада в способности США ответить на ядерный удар

Западные эксперты вдруг усомнились в возможности и даже способности США своевременно обнаружить нанесение ядерного удара, отреагировать и ответить на такую атаку. Так ли это на самом деле и являются ли подобные заявления подготовкой к очередному витку ядерной гонки, рассказал доктор юридических наук, заслуженный юрист России, профессор Юрий Жданов.

– Юрий Николаевич, случающиеся время от времени на Западе истерики по якобы отставанию в вооружениях давно не удивляют. То американцам и их союзникам вдруг не хватает ракет, то авианосцев, то подводных лодок. В чем обнаружилась недостача на сей раз?

– Теперь эксперты усомнились в общей способности США ответить на ядерный удар. Так сказать, в целом. Адам Лоутер и Кертис Макгиффин из Национального института исследований сдерживания США в WAR ON ROCKS очень тревожатся: «Позволят ли американские системы ядерного командования, контроля и связи через несколько минут после обнаружения запуска или ядерного взрыва президенту США принять своевременное и точное решение об ответном ударе? Мы не знаем».

– Странно, представители столь серьезной и по определению весьма информированной организации чего-то не знают?

– Разделяю вашу иронию – эти джентльмены просто продвигают свою давнюю идею, озвученную в этом же издании пять лет назад. Они тогда предложили создать так называемую «Мертвую руку».

Напомню, что «Мертвой рукой» они называют автоматическое управление массированным ответным ядерным ударом. Такая система, считают они, обнаружит атаку быстрее, чем нынешняя, и позволит президенту либо вручную направлять силы для реагирования, либо автоматически выполнять заранее выбранные варианты реагирования.

– Правильно ли я понимаю, что речь идет об использовании искусственного интеллекта?

– Совершенно верно. По сути, авторы продолжают давний спор о том, нужен ли искусственный интеллект в системе ядерной безопасности, не несет ли он угрозы:

«Дискуссии о полезности искусственного интеллекта в системах ядерного командования, контроля и связи часто сводятся к эмоциональным спорам и обвинениям в каком-то гнусном стремлении к созданию всеобщего искусственного интеллекта, который убьет нас всех. Эта точка зрения в корне неверно отражает весь спектр инструментов, которые широко называются искусственным интеллектом.

Министерство обороны США определяет искусственный интеллект как «способность машин выполнять задачи, которые обычно требуют человеческого интеллекта — например, распознавать закономерности, учиться на опыте, делать выводы, делать прогнозы или предпринимать действия — будь то в цифровом виде или с помощью интеллектуального программного обеспечения.

Скорее, предполагаемая система чем-то похожа на концепцию, известную как «модель рационального поведения», разработанную для использования на автономных военно-морских судах. В модели рационального поведения искусственный интеллект используется в компонентах системы, связанных с пониманием входных данных датчиков, но общий искусственный интеллект никогда не используется.

Принятие решений на верхнем уровне в рациональной поведенческой модели осуществляется путем предварительного планирования с целью разработки набора сценариев и заранее запланированных результатов решений для каждого сценария. Как мы объясняем, в нашей системе президент участвует в обсуждении по принятию решений, на которой изучается комплексный набор сценариев и по каждому из них принимается решение».

– То есть единой точки зрения у американцев нет?

– Нет. И это пугает. Разброс мнений в понимании проблемы достаточно широк. Так, согласно «Справочнику по ядерным вопросам» Министерства обороны США, ядерное командование, контроль и связь «выполняют пять важнейших функций: мониторинг ситуации; планирование; принятие решений; направление силы; управление силами». Эти действия включают «обнаружение, предупреждение и определение характеристик атак; ядерное планирование; конференц-связь для принятия решений; получение президентских указов; и обеспечение возможности управления и направления сил».

В 2016 году ВВС обозначили свою ядерную систему управления, контроля и связи как систему вооружения AN/USQ-225, пытаясь объединить в остальном разрозненный набор устаревших систем в нечто более управляемое. Эта система должна обнаружить запуск противника, принять решение о соответствующем ответе и направить силы в действие. Время, в течение которого происходит этот процесс обнаружения, принятия решений и направления, значительно сокращается из-за более современных многодоменных возможностей противника.

Проблема сокращения времени атаки обусловлена ​​разработкой новых типов оружия и огромным количеством возможностей, которые противники разрабатывают и внедряют.

Проблема сжатия времени атаки не является чем-то новым для Соединенных Штатов. Как поясняется в «Руководстве по ядерному сдерживанию в эпоху конкуренции великих держав», именно этот вызов стал причиной создания сегодняшней системы ядерного командования, контроля и связи. В настоящее время Центр предпринимательства NC3 Стратегического командования США решает проблему замены устаревших систем современными системами, не подверженными вмешательству противника.

– Но я пока не вижу противоречий. Да, вполне компетентные военные специалисты стремятся ускорить принятие решений. И если искусственный интеллект с этим справляется быстрее человеческого мозга, то почему бы и нет?

– А почему – да? Видимо, человеческая этика пока не может преодолеть некий психологический барьер – доверить судьбу планеты пусть и умной, но все-таки бездушной железяке. Так, эксперты Филип Райнер и Алекс Весенер предлагают консервативный подход к интеграции искусственного интеллекта в системы ядерного командования, контроля и связи: «Мы убеждены, что время с наибольшей пользой тратится на обсуждение технических положительных и отрицательных сторон такой интеграции. Ускорение обнаружения нападения противника и процесса принятия решений общепризнанно необходимостью. Во многом именно так можно достичь этой цели там, где есть разногласия».

– Однако сама идея такой автоматизации не нова…

– Да, так называемый «выключатель мертвого человека» (жуткое название!) был впервые разработан как «отказоустойчивый» механизм с появлением электрических трамваев в США еще в начале 20-го века. Аварийные выключатели теперь являются обычной функцией безопасности во всем: от снегоходов до автомобилей Tesla.

Америке, вообще-то, не чужды «фатальные» системы. Система аварийного отделения специального оружия, также неофициально известная как «переключатель мертвеца», представляла собой систему детонации ядерной бомбы, встроенную в первые бомбардировщики B-52 во время холодной войны. Это гарантировало, что в случае выхода экипажа из строя или его гибели, ядерное оружие все равно взорвется, как только самолет упадет ниже заданной высоты.

– Собственно, теперь понятно, откуда произошло это название – «Мертвая рука». У нас что-либо подобное есть?

– Как не быть! Российская, вернее – еще советская система «Периметр» при активации тоже поддерживает постоянную связь с командованием. Если контакт между высшим командованием и, скажем так, войсками «в поле» потерян, система устроена таким образом, чтобы воспринимать эту потерю как означающую, что американский обезглавливающий удар лишил боевого управления. Это приводит к запуску ракет, оборудованных для передачи кодов авторизации ядерным силам, которые затем запускаются против Соединенных Штатов.

«Периметр» был создан, чтобы удержать США от атаки на советское руководство, что является частью американской стратегии противодействия нападению, и дать советскому руководству возможность пережить первый удар, не теряя при этом возможность для второго удара. Считалось, что существование «Периметра», по крайней мере, теоретически, давало советским лидерам уверенность в своей способности нанести второй удар в случае их гибели». Вот такая у нас своеобразная «костяная нога».

– Но, видимо, есть опасения неконтролируемых аварий?

– И эти опасения обоснованы. С 1950 года в Соединенных Штатах произошло около трех десятков аварий с использованием ядерного оружия. Ни одна из этих аварий, к счастью, не привела к случайному ядерному взрыву, поскольку оружие было построено с избыточными функциями безопасности.

– Разве может быть избыточной система безопасности, когда дело касается ядерного оружия?

– В данном случае я применил американскую терминологию. В США система ядерного командования, контроля и связи спроектирована с учетом резервирования.

Например, там полагаются на двойную феноменологию, чтобы определить, является ли предполагаемый запуск межконтинентальной баллистической ракеты фактическим запуском. Механизм делает это, используя инфракрасные системы космического базирования для обнаружения инфракрасной сигнатуры запуска ракет, а затем проверяет эту сигнатуру с помощью радаров дальнего действия. Две совершенно разные системы используют разные методы для достижения правильного вывода.

Это лишь один пример того, как любая ядерная схема управления, контроля и связи должна иметь резервирование, предотвращающее возникновение единых точек отказа. Встраивание алгоритмов в составные системы не меняет этого требования.

– Окончательное решение все равно принимает глава государства? Иначе зачем за ним носят чемоданчик с «ядерной кнопкой»?

– Безусловно. Об этом предельно ясно сказано в учебнике по обороне Исследовательской службы Конгресса США «Командование и контроль ядерных сил»: «Президент США обладает исключительными полномочиями санкционировать использование американского ядерного оружия. Эти полномочия присущи его конституционной роли главнокомандующего. Президент может обращаться за советом к соответствующим военным советникам. Затем эти советники должны передать и выполнить приказы, разрешающие использование ядерного оружия. Президенту не нужно согласие Конгресса США, чтобы отдать приказ о запуске ядерного оружия. Ни военные, ни Конгресс не могут отменить эти приказы».

– Сторонники «Мертвой руки» намекают, что их президент может опоздать?

– Почему - намекают? Прямо говорят: «Реальная проблема для президента США заключается в том, что «у президента будет меньше 10 минут, чтобы усвоить информацию, рассмотреть свои варианты и принять решение».

Другими словами, после того как космические и наземные системы предупреждения обнаружат и подтвердят, что ядерное оружие направляется в Соединенные Штаты, президенту, который в этот момент должен перебраться в безопасное место (бункер Белого дома или Air Force One), придется связаться с министром обороны и командующим Стратегическим командованием США, чтобы принять решение об ответных действиях. И, конечно же, успеть это сделать до того, как американские ядерные базы будут уничтожены. Хотя национальное командование регулярно проводит учения, американский президент в них не участвует. Он полагается на советы военных. В худшем случае это обучение на рабочем месте».

По мнению авторов статьи в WAR ON ROCKS, «не только нынешняя система ядерного командования, контроля и связи неадекватна вызовам на пороге Америки, но и процесс принятия президентских решений совершенно неадекватен. Таким образом, система с поддержкой искусственного интеллекта должна не только ускорить процесс обнаружения, принятия решений и направления, но также должна помочь президенту улучшить процесс принятия решений».

– Эксперты предлагают, как улучшить этот процесс?

– Как всегда, любой процесс в США обязательно касается денег. Так, специальный доклад «Новый ядерный век» (опубликован в старейшем американском журнале «SCIENTIFIC AMERICAN», декабрь 2023 г.) посвящен усилиям по обновлению американского ядерного арсенала стоимостью 1,5 триллиона долларов: «США планируют модернизировать свою ненужную и небезопасную ядерную триаду вооружений наземного, морского и воздушного базирования. На эти модернизированные бомбы, идеально подготовленные к ведению холодной войны, потратят впустую 1,5 триллиона долларов, которые будут угрожать жизни на Земле в грядущем столетии. Нам следует переосмыслить эту жалкую глупость, а не снова растрачивать наше богатство, разжигая новую гонку вооружений.

Этот план по сжиганию денег, подвергая при этом опасности весь мир, был широко раскритикован в кругах ядерной политики».

Авторы доклада даже цитируют бывшего министра обороны США Дж. Перси, который написал в 2016 году: «Россия и США уже пережили одну гонку ядерных вооружений. Мы потратили триллионы долларов и пошли на невероятный риск в ошибочных поисках безопасности. Есть только один способ выиграть гонку вооружений: отказаться от участия».

– Золотые слова, но вряд ли их услышат…

– Да, и эксперты в своем докладе сетуют: «Хотя администрация Байдена отменила предложенные в эпоху Трампа ракеты морского базирования, ядерный арсенал США по-прежнему насчитывает около 3700 единиц оружия, около 1700 из них развернуты для использования в военных целях, а остальные находятся на хранении у Министерства энергетики.

Этого количества более чем достаточно, чтобы угрожать уничтожением человечества и биосферы Земли, и это лишь часть мировых запасов, не считая столь же крупных запасов России и меньших запасов в Китае и других странах. Снижение численности и, следовательно, рисков, связанных с этим оружием, — это обязанность, которую США и Советский Союз впервые осознали в конце 1960-х годов.

Вместо этого США, как лунатик, идут к необдуманному и малообсуждаемому возрождению своих трехкомпонентных ядерных сил времен холодной войны.

Китай расширяет свой собственный арсенал (до четверти американского). Новые подводные лодки, ракеты и самолеты, спроектированные с учетом военной стратегии, впервые задуманной еще в 50-е годы прошлого века, к 2050 году покинут «мертвую руку» прошлого, направляя нас в еще одно столетие бессмысленных рисков. В этом будущем ошибка или неверное суждение может уничтожить человечество, как это неоднократно случалось на протяжении всей холодной войны. Нам просто повезло, не более того, что мы пережили сотни ложных тревог, которые звучали за эти десятилетия.

В центре предложения правительства США находится проект стоимостью 100 миллиардов долларов по заполнению 450 ядерных шахт в пяти внутренних штатах сотнями новых ядерных ракет, которые будут запускаться с помощью спусковых крючков. Созданные до того, как ракеты, запускаемые с подводных лодок, стали большими, точными и неотслеживаемыми, эти реликвии теперь оправдываются как «ядерная губка», способная поглотить российскую атаку на США. Зачем вешать на житницу страны ядерный знак «Пни меня» стоимостью 100 миллиардов долларов?

Но как США могут требовать от других стран разоружаться, одновременно оттачивая свой собственный ядерный меч таким небрежным образом?

США нацелили этот дамоклов меч на себя во время холодной войны, когда мы произвели 70 000 плутониевых «ямок», которые вызывают взрывы термоядерных боеголовок. Испытания оружия в результате этих взрывов привели к тому, что каждая часть поверхности Земли была загрязнена плутонием, а такие горячие точки, как Роки-Флэтс в Колорадо и объекты в Хэнфорде в штате Вашингтон, по-прежнему требуют десятков миллиардов долларов на очистку. Зачем так рисковать, если уроки ХХ века столь очевидны?».

– Американцы представляют, как может выглядеть ядерная война?

– И очень даже неплохо, я бы сказал – красочно и натуралистично. Сейчас в США активно обсуждаются две новые книги, посвященные атомному оружию и его потенциалу глобального уничтожения: «Ядерная война: сценарий» Энни Якобсен и «Обратный отсчет» Сары Скоулз. Так, Энни Якобсен рассказывает о возможном столкновении Северной Кореи и США – мол, с этого все и начнется: «Американские спутники, которые улавливают запуск Северной Кореи, имеют датчики, настолько мощные, что они могут увидеть одну зажженную спичку на расстоянии 200 миль. В течение 15 секунд радары смогут определить, что ракета направляется в Америку. Дорога займет чуть больше получаса. После того, как президент проинформирован, у него есть шесть минут, чтобы сделать выбор».

Это, кстати, отсыл к «Мертвой руке». Есть у Якобсен кое-что и о нашем возможном ответе: «Российская подводная лодка у западного побережья Америки может запустить полный комплект ракет по всем 50 штатам одновременно за 80 секунд. Даже если бы американская подводная лодка была рядом, она не смогла бы за это время выстрелить торпедой. Говорят, что этот факт шокировал главнокомандующего ВМС США, когда он был раскрыт ему в 1981 году. Ракетам, запущенным вблизи американского побережья, потребуется немногим более семи минут, чтобы поразить цель».

– Не уверен, что тот же Байден успеет принять какое-то решение…

– Согласен, есть сомнение. У Якобсен много жутких подробностей о последствиях обмена ядерными ударами, все это мог бы использовать Голливуд. Приведу лишь один наиболее удачный пассаж: «После 10 000 лет выращивания и сбора урожая люди возвращаются в состояние охотников-собирателей».

В «Обратном отсчете» научный журналист Сара Скоулз отражает взгляды как сторонников разоружения, так и сторонников ядерного сдерживания. Даже среди тех, кто считает, что ядерная модернизация необходима в мире, существует глубокая двойственность в отношении последствий этого и ненадежности сдерживания. Ядерное оружие «будет иметь либо умиротворяющий эффект, либо катастрофический эффект», признает Брэд Робертс, автор книги «Аргументы в пользу ядерного оружия США в XXI веке» и некогда высокопоставленный чиновник Пентагона по ядерной тематике.

В общем, в своем роде – это продолжение все той же дискуссии о «Мертвой руке». Нужна ли она?

– А тут еще пошли разговоры о ядерном оружии в космосе…

– Да, США и Япония 18 марта предложили резолюцию Совета Безопасности ООН, призывающую страны не размещать и не разрабатывать какие-либо виды ядерного оружия в космосе.

– Намек на Россию?

– Ну как же без России? В Вашингтоне опасаются, что космические взрывы могут привести к нарушению военной спутниковой связи США. В феврале администрация Джо Байдена заявила, что Москва создает космическое оружие, предназначенное для поражения американских спутников.

Но президент России Владимир Путин заявил: «Мы всегда были категорически против и сейчас выступаем против размещения ядерного оружия в космосе. Мы делаем в космосе только то, что делают другие страны, включая США».

Напомню, что 20 марта Россия предостерегла Соединенные Штаты от использования коммерческих спутников для шпионажа после сообщений о том, что компания Илона Маска SpaceX подписала соглашение с разведывательным агентством США о создании сети шпионских спутников. Подобные системы, заявила официальный представитель МИД России Мария Захарова, «могут стать законной мишенью для ответных мер».

А первый заместитель постпреда России при ООН Дмитрий Полянский назвал предложенную США и Японией резолюцию «просто очередным пропагандистским ходом Вашингтона» и «оторванной от реальности»:

«Любое взаимодействие будет возможно только в том случае, если США и НАТО пересмотрят свой антироссийский курс, и когда они покажут, что готовы участвовать во всеобъемлющем диалоге, принимая во внимание все те факторы стратегической стабильности и снимая все опасения, которые у нас есть, и вопросы о нашей безопасности».

Источник >>


Фото // pxhere.com ©